FUTUROLOGICA / фантастика / Причастие

Причастие

До выхода из пространства Черенкова оставалось два часа.

Фрегат No 205 готовился к бою, возможно, последнему в его недолгой жизни. На мостик поступали доклады готовности боевых постов, кошачьими глазами светились индикаторы накопителей энергии, двигатели, оружие, боезапас, аварийные системы - все было в норме. По крайней мере, все то, что было возможно восстановить силами экипажа и ремонтной бригады орбитальной базы после короткой схватки с рейдером клингов в астероидном кольце Трантора. Оперативная группа "С" восточного сектора всего за несколько часов превратила рейдер в облако раскаленного газа и металлических обломков, но "Двести пятому" не повезло, и он вышел из боя с рваной пробоиной в правом борту. Погибли восемь человек, и троим из них так и не удалось найти замену из скудного кадрового резерва базы.

Главные силы эскадры ушли в прыжок еще две недели тому назад, и когда поступила информация о конвое чужих, под руками штабного офицера оказался только стоящий в доке "Двести пятый". За три часа ремонт был окончен, а еще через двадцать минут фрегат ушел в серую тьму гиперперехода.

Шансов было мало. В лучшем случае, корабль мог рассеять и задержать конвой до прибытия главных сил, в худшем... Боевое охранение клингов вполне могло оказаться готовым к сюрпризам.

Тридцать шесть часов, пока фрегат двигался по инерции в пространстве Черенкова, экипаж готовился к бою: в последний раз проверялись блоки наведения орудий, калибровались дальномеры и локаторы, киберцентр рассчитывал возможные варианты перехвата транспортов, а механики готовили двигатели к перегрузкам и рывкам скоротечного боя, вручную ремонтировали блоки охлаждения реактора, в который раз поминая начальника отдела снабжения базы и всех его ближайших родственников по материнской линии.

Командир фрегата нажал кнопку общего сбора экипажа.

В кают - компании было шумно и тесно: ветераны в парадной форме, с золотыми нашивками и блеском боевых наград, молодежь, ожидающая подвигов и приличного обеда, мальчики, наспех обученные в военном училище из свежего пополнения.

Разговоры смолкли, когда командир переступил через высокий комингс двери и занял свое место во главе стола.

Сегодня, сказал он, мы встречаем конвой клингов. Двадцать восемь единиц: транспорты, танкеры и десантные корабли. Колонну сопровождают ракетные катера, возможно - эсминцы. Наша задача - задержать их, хотя бы на несколько часов, до прихода оперативной группы флота.

И я хочу быть уверен в каждом из вас.

Старослужащие переглянулись, а молодежь с удивлением смотрела на тяжелую золотую чашу, которую сташий помощник достал из сейфа в стене и поставил на стол перед командиром. Белый пластик стола слегка прогнулся по тяжестью чаши, золотисто - зеленая тень ее, казалось, тоже имела свой вес и тускло мерцала в свете потолочных плафонов.

Капитан корабля аккуратно снял парадный китель, повесил его на спинку стула. Расстегнул застежку и закатал левый рукав форменной рубашки выше локтя. Старпом подал командиру нож. Капли крови из рассеченной руки сливались в тонкую темную струйку и падали в подставленную чашу. Когда кубок был наполнен почти на треть, старший помощник перевязал руку командира бинтом из аптечки.

Стояла мертвая тишина.

Командир произнес вполголоса несколько слов и взял только что вскрытую упаковку с галетами. Окунул хлеб в чашу и стал медленно жевать. Пятьдесят шесть пар глаз следили за каждым его движением.

Затем к причастию подошел старпом, встал на одно колено, принял из рук командира ритуальную жертву, достал десантный лазер из кобуры и встал справа от чаши.

Офицеры, старослужащие, а затем и молодежь подходили к причастию, и, получив его, становились за спиной командира. Не получивших хлеба и крови оставалось всего несколько человек, когда, проглотив галету, один из матросов вздрогнул, лицо его начало быстро синеть, а тело, с мягким стуком упавшее на пол, выгнулось дугой. Выстрела почти никто не услышал, но светлые волосы на голове упавшего потемнели, а кондиционер зашумел чуть сильнее, пытаясь справиться с запахом сгоревшего пластика и жженой кости.

Оставшиеся четверо получили причастие, настороженно глядя в темную дыру выходного отверстия лазера, неотрывно следящего за ними. Но все обошлось - чужих на корабле больше не было. Остались только люди.

Люди, смотрящие, как командир допивает из чаши собственную кровь, ополаскивает ее водой и пьет розовую воду с плавающей в ней крошками. Люди, которые через минуту услышат слова "Идите с миром", сядут за стол, и после праздничного обеда разойдутся по своим рабочим местам, чтобы победить или умереть.

А может быть, и то, и другое...

03.07.2000. Благовещенск